Один день на Хамар-Дабане.

 

По моим впечатлением, этот день наверно легко мог бы стать месяцем в обычной жизни.
Предыстория этого дня началась еще зимой, когда в шутку брошенный вопрос моей новой знакомой, альпинистке Насте Ложкиной, рискнет ли она взять меня с собой, закончился сложнейшим походом в Фанские горы Таджикистана. Три недели, под ее твердым руководством, мы штурмовали горные перевалы и вершины. Это был мой первый поход в настоящие горы, где я впервые испытал истинный страх за свою жизнь. Камнепад и холодная ночевка на веревках под звездами прямо на отвесной скале, срывы и повисание над пропастью на страховке, душераздирающая горная болезнь и прочие радости неизменно преследовали нашу пятерку. Но у нас сложилась хорошая, дружная команда. Мы много шутили, разговаривали, и это очень помогало пережить сложности.
И вот окончание похода. Андрей и Ваня улетают домой, неутомимая Настя отправляется в соседнюю Киргизию в еще более сложный горный поход, а мы с Янкой летим в Иркутск, где встречаемся с ребятами и отправляемся, как мы тогда думали в менее сложный поход на Хамар-Дабан.
Но на деле оказалось, что о легкой прогулке в окрестностях Байкала, как мы с Яной мечтали в горах, можно забыть. Углубляясь все дальше, вдали от нахоженных троп, мы все сильнее погружались в непролазный кедровый стланик сибирской тайги. Бывало в день мы проходили всего пару километров. Погода нас испытывала беспрерывным дождем, а разлившиеся реки на нашем пути бурным потоком сбивали с ног. Постепенно пришлось привыкать к мокрой палатке и влажному спальнику. Еды в обрез. Кругом следы медведей. Ноги болят от кровавых мозолей, а лицо все искусано комарами и мошками. Но что нам это все Двадцать, двадцать пять. Отвага и слабоумие молодости. Одиннадцать искателей приключений и гитара. Костер. О, как его не хватало в горах. Огонь! Сквозь века, он несет тепло, спасение и успокоение людям. Но главное наше испытание, к которому никто не был готов, затаилось в очень неожиданном месте. У нас кончилась соль. Эта пытка, обрекающая твою долгожданную, скудную тарелку каши в пустое блюдо. И если сказать откровенно, находясь уже два месяца в этих походах, я очень сильно устал и хотел домой.
И вот наступает тот самый день, про который я хочу рассказать подробнее. Утро 12 июля 2009 года мы встречаем в палатках, возле не большого горного озера. Во круг зеленые горы, и трижды проклятый кедровый стланик. Красиво.
Ветренное, прохладное утро не может испортить приподнятого настроения последнего дня похода! Позади две недели скитаний по тайге. Вчера вечером мы не смотря на усталость, взошли на вершину Бабхи. Как награда, нам открылись виды горных хребтов, под сенью радуги, а в дали подернутый дымкой, Байкал — цель окончания похода. Взволнованные этими прекрасными картинами, мы на одном из гребней находим памятный обелиск, раскрывающий страшную историю о гибели на этой горе семнадцати студентов Иркутского пединститута в снежной лавине. Окидывая с высоты взглядом склон, невольно представил себе, как семнадцать таких же молодых ребят, как мы, задыхаются в снежной могиле, выкрученные, переломанные и бессильные что то изменить.
А вот уже готов завтрак. В команде царит оживление. К вечеру мы должны выйти в Байкальск! А это магазины, чипсы, пиво и соль! Еще с вечера не выдерживаю, и сбриваю бороду. Выходим. Весь наш путь на сегодня, это затяжной спуск. Но от этого ни сколько не легче. За не большим перевалом, мы начинаем спускаться по бескрайнему курумнику, где в лабиринте нагроможденных глыб, мы сильно разбрелись и потеряли Аню с Юлей. Найдя их, мы идем дальше и случайно выходим на едва заметную тропинку, с которой уже не сходим. К полудню погода нас радует безоблачным небом и жарой. Останавливаемся на обед в красивом месте возле ручья. Отдыхаем. Купаемся. Жизнь прекрасна! Я даже умудряюсь позагорать и немного вздремнуть. Но нужно идти дальше. Крехтя, взваливаем похудевшие рюкзаки на плечи, и продолжаем спуск. Но вот в небе сгущаются краски, и нас начинает поливать сильный дождь. Стиснув зубы, и закутавшись в дождевики, неотступно шлепаем дальше. Кто то видимо там на верху был сильно впечатлен нашим загоранием и купанием, и решил нам под хвост немного подсыпать. Но видя, что дождем нас не запугать, в ход идет тяжелая артиллерия, и вот уже под грохот грома, нас осыпает таким градом, что мы в срочном порядке, прикрываясь, кто чем может, бежим к спасительному кедру, раскинувшему свои могучие ветви. Стуча зубами и дыша паром, понимаем, что дождь похоже на долго, и дождавшись окончания града, мокрые до нитки, продолжаем путь.
Тропинка плутает правым берегом горной реки, которая на глазах разливается, бурля и шипя мутными, дождевыми потоками. Местами скальные прижимы не позволяют пройти по берегу, и приходиться лезть в гору по грязной, скользкой каше, вставая на коленки и цепляясь за траву. Оглядываюсь, и понимаю, что все, так же как я, уже не обращают на грязь и воду ни какого внимания. Это продолжается очень долго, пока наша тропинка не привела нас к переправе на левый берег. С первого взгляда становится ясно, что перейти просто так не выйдет. Поднимающаяся на глазах вода уже полностью скрыла переброшенные бревна между камней. Дождь поливает стеной. И тут начался цирк с конями. Мокрые, холодные, закоченевшими руками, мы наводим веревочную переправу. Ширина реки и бурный поток не дают нам шанса пройти реку за раз, поэтому страхуя друг друга, мы по одному, стоя в ледяной воде, скапливаемся посреди реки в нагромождении больших и скользких камней, и дальше, держась за перекинутые веревки, по колено в воде, по одному доходим до заветного берега. И вот это все длится целую вечность! Каждый вновь прибывший, первым делом выливает воду из ботинок, отогревает замершие ноги. Наконец все тут. Точно все Пересчитались — все. Тогда идем дальше. Но мы не пошли, мы побежали! Цивилизация тянула к себе и мы уже не сопротивлялись этим порывам.
Вечереет. Вот мы неожиданно выходим на асфальт. Как не привычно твердо под ногой. Доползаем до автобусной остановки, включаем телефоны, и вызываем такси. Волнами подкатывает усталость. Приезжает машина, а на нас страшно смотреть. Все грязные и мокрые. Но счастливые! Грузимся, и просим нас отвезти в гостиницу. За окном уже темно. Мелькают яркие огни незнакомого городка. Куда то приехали, вышли, но там не оказалось свободных мест. Куда то звоним, о чем то спорим. Кто то предложил ехать обратно в лес и ставить палатки. Все как в тумане. Опять грузимся и куда то едем. Выходим. Стоит большой дом. Приехали!
Целый дом наш! Разбредаемся по комнатам. Отдышавшись, я начинаю ощущать какой то дикий голод, и как оказалось, я был не одинок. Набег на местный магазинчик был осуществлен в лучших традициях ограбления банка. Основным блюдом на праздничный ужин стали пельмени и водка, а все остальное калейдоскопом гастрономических изысков отразило продуктовые вожделения наших участников.
В нашем доме оказалась большая кухня с не менее большим столом, с холодильником и телевизором! О эти радости цивилизации. Во всеобщем хаосе возбужденного состояния закипает чайник, бурлят пельмени. Нарезается свежий, ароматный хлеб! Загремели тарелки. Все в диком, голодном нетерпении. Телевизор на заднем плане, первый канал, новости. Вся команда в сборе. Много смеемся. На душе легко и весело. Дежурные раскладывают пельмени по тарелкам, а кто то уже разливает водку. И тут кто то громко просит всех замолчать, нервно ищет пульт и делает телевизор громче. Не сразу поняв в чем дело, галдёж еще продолжается, но постепенно в кухне повисает гробовая тишина, и только четко поставленный голос диктора новостей первого канала деловито сообщает о группе альпинистов из Екатеринбурга, попавших в лавину в Киргизии. Наши друзья, Александр Иванов погиб, Анастасия Ложкина в тяжелом состоянии….
Утром я проснулся от не понятного, монотонного шума. Подойдя к окну, я был поражен. Наш дом стоит на самом берегу, в десяти метрах от Байкала.

Ваш комментарий