Станислав Булак.

Басня «Стрекоза и Муравей» Ивана Андреевича Крылова с раннего детства поражала меня своей жестокостью. Умирающая от голода и холода Стрекоза приползает к куму Муравью с мольбой прокормить и обогреть до весны, а в ответ получает глумливое: «Ты все пела Это дело: так пойди же попляши!». Как известно, при создании этой басни сам Иван Андреевич не слишком перетрудился, поскольку «занял» у Лафонтена и сюжет и фактически почти весь текст басни, заменив иноземную Цикаду на российскую Стрекозу. Сам Лафонтен, в свою очередь, взял эту историю у Эзопа, у которого в первоначальном варианте в качестве жертвы праздности был выставлен навозный жук Скарабей, который в силу явного несоответствия фактуры был в этой роли заменен на Цикаду. Причем, у Лафонтена Цикада не просто попрошайка. Она делает Муравью деловое предложение: вернуть с процентами потраченное на еду и кров. Муравей, будучи противником ростовщичества и кредитования, отказывается, за что Лафонтен его осуждает. Впервые Цикада превращается в Стрекозу, видимо, у Ивана Ивановича Хемницера в басне «Стрекоза», где муравей вначале из воспитательных соображений Стрекозу изгоняет, но затем, будучи гуманистом, кормит беспечную певунью и не дает ей погибнуть. И.А.Крылов вернул сюжету жесткий и вполне бессердечный этос античного мира, придав ему специфический колорит, одобряющий издевательства над тем, кто поступил необдуманно.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.