Я как-то написал, что любовь к себе начинается с жалости и состраданию к самому же себе. Не всегда, разумеется, она начинается именно так, но в ситуации, когда себя ненавидишь, уничтожаешь разными способами — да, думаю, что именно с жалости. Ненависть — с

 

И мне написали: «а я устала себя жалеть, уже измучила себя ею — а сил и любви как не было, так и нет». Так тоже бывает — и нередко. Любовь может начинаться с жалости, но, в чем я лично уверен, она не может на нее опираться, любовь как отношение к себе развивается — и идет дальше. Жалость — как ситуативное отношение к кому-то более слабому в данный момент, как готовность поделиться своим теплом и сочувствием с тем, кто замерз — бесценное и очень важное отношение. А вот жалость как постоянный эмоциональный фон отношений — нечто совсем иное. Одно дело: «полежи, погрейся у меня, пока не пришел в себя», а другое дело — «лежи, не вставай — я теперь всё буду делать за тебя, потому что ты всегда будешь слишком слаб». Нет ничего унизительного и жалкого в том, чтобы в какие-то моменты жизни зависеть от другого — так с каждым из нас может быть. Унизительной жалость становится с момента декларации «ты всегда был/будешь таким».

И получается, что это уже не жалость, а всё та же ненависть, только замаскировавшаяся под «хорошее» к себе отношение. «Измучила себя жалостью» — кто же мучитель-то «Мучительная жалость» подавляет попытки встать, бесконечно ковыряет только-только начинающие заживать раны, и всё это под девизом «не вставай, не выходи из комнаты — ты жалок, ты никчемен, ты всегда был таким и ты будешь таким всегда». Так что жалость не может быть мучительной и унижающей как таковая — такой может быть ненависть, саморазрушение, направленное на то, чтобы уничтожить остатки веры в то, что сможешь выбраться, найти поддержку не только для «отлёжки», но и для того, чтобы встать — и пойти своими ногами. Такая «жалость» вытаптывает любые намёки на восстановление.
Автор: Илья Латыпов

Ваш комментарий