Приключения Шурика, или Очень несерьезные истории.

 

Роль Шурика, добродушного студента-очкарика в «подстреленных» брюках, сыграла с Александром Демьяненко жестокую шутку. Этот образ настолько прочно «прилип» к актеру, что ему перестали предлагать интересные роли.

Вначале был не Шурик, а Владик, и комедия называлась «Несерьезные истории». С ее авторами, Яковом Костюковским и Морисом Слободским, Леонид Гайдай познакомился в начале 1964 года, а уже к апрелю будущему шедевру дали зеленый свет на «Мосфильме». Режиссер подключился к работе сценаристов, и в результате сюжетная основа двух новелл приняла всем знакомый вид (до этого во второй новелле студент Владик натаскивал к вступительным экзаменам парня-оболтуса). Однако для полнометражной картины двух новелл недостаточно, и по инициативе Гайдая написали третью. В ней герой вступает в противоборство с уже полюбившейся зрителям троицей: Бывалым, Трусом и Балбесом.

НЕЛЬЗЯ МАРАТЬ ИМЯ ВОЖДЯ!

Поиск кандидатуры на роль главного героя затянулся, пробы прошли многие молодые актеры, в их числе Олег Видов, Евгений Жариков, Всеволод Абдулов, Виталий Соломин, Александр Збруев, Валерий Носик и… Евгений Петросян (тогда молодой артист предпочитал псевдоним Петров).

Худсовет предлагал поручить эту роль Носику, но что-то в актере не устраивало Гайдая. Петросяна тоже не утвердили, и тогда будущий знаменитый юморист в разговоре с помрежем вскользь заметил, что идеальный Владик — ленинградский актер Александр Демьяненко, недавно сыгравший в «Карьере Димы Горина». Посмотрев фото будущего Шурика, режиссер отправился в Ленинград лично договариваться с актером. Значение могло сыграть и портретное сходство — ведь в некотором роде Гайдай списывал героя с себя, в том числе и внешность, указанную в сценарии: нескладный худощавый блондин-очкарик. Нина Гребешкова вспоминает: «Владик — это сам Леонид Иович. Все его поступки, жесты. Конечно, актер преломил их через себя, но образ шел от Лени. Он действительно был таким — нескладный, наивный и очень порядочный».

Демьяненко пришел в восторг от сценария: ничего похожего в советском кинематографе до той поры не было. Правда, ему пришлось пожертвовать шевелюрой. По словам вдовы актера, «его красили беспощадно, безобразно, до волдырей на коже…».

В Шурика студент Владик превратился из идеологических соображений. В худсовете рассуждали: Владик — это Владлен, означает Владимир Ленин. Разве можно присваивать такое имя комедийному герою!

СРАЗИЛА ФИГУРОЙ

Героиню для новеллы «Наваждение» помощники режиссера искали по всем театральным вузам столицы. Студентка Щукинского училища Наталья Селезнева, с детства знающая, что такое сниматься в кино, приехала на пробы прямо с пляжа. По ее воспоминаниям, этот факт стал решающим. Когда Гайдай предупредил, что в кадре придется снять платье, но, возможно, у претендентки не слишком хорошая фигура, молодая скромница поддалась на провокацию, скинула сарафан и предстала перед ним в купальнике. Ее тут же утвердили на роль Лиды.

Верзилу Федю первоначально должен был играть Михаил Пуговкин, но директор «Мосфильма» Иван Пырьев заявил, что для этой роли его «бандитская физиономия» не годится. И тогда Гайдай пригласил Алексея Смирнова, который только что снимался у него в «Деловых людях». А Пуговкину доверили роль прораба, на которую пробовались многие актеры, включая даже Владимира Высоцкого.

Валерию Носику все-таки досталась роль, но эпизодическая: во второй новелле он играет студента-картежника. Студента-радиолюбителя Дуба блестяще изобразил Виктор Павлов. Кто не помнит его пафосное: «Экзамен для меня — всегда праздник!». Колоритного профессора в этих сценах исполнил заслуженный артист РСФСР Владимир Раутбарт.

ТРОИЦА ЗАГОВОРИЛА

В предыдущих короткометражных комедиях Гайдая Трус, Бывалый и Балбес не произнесли ни слова. В «Операции «Ы»…» жулики обрели речь и подросли рангом: не довольствуясь спекуляцией гипсовыми котами и лубочными ковриками, они по заказу директора-растратчика берутся инсценировать ограбление склада.

В сцене на складе много эксцентрических трюков. Драться на рапирах Никулина и Демьяненко обучал специально приглашенный тренер. Юрий Владимирович вспоминал, как Гайдай, взглянув, чему они научились, заметил: «Деретесь вы хорошо, но все это скучно, а должно быть смешно. У нас же комедия». Тогда и был придуман «роковой удар» Шурика, после которого Балбес с болью в глазах смотрит на «окровавленную» руку, нюхает ее, затем облизывает…

Эпизод, где в ходе погони Балбес натыкается на скелет, снимали восемь раз в разных вариантах, пока решивший похулиганить Никулин не сунул палец скелету в оскаленную пасть, а та неожиданно захлопнулась. Этот кадр и стал чистовым.

Великолепная троица стала украшением фильма, но так считали не все члены мосфильмовского худсовета, которые отсматривали материал в процессе работы (это было обычной практикой). Кому-то не понравилась песня про паровоз: считали, что такой «шансон» советскому народу не нужен. Песню предложили выкинуть, но Гайдай урезал лишь один куплет. Пырьева не устраивала игра Пуговкина, Моргунова и Вицина. Но тот же Пырьев после просмотра материала третьей новеллы предложил дать ее имя всему фильму. Так невнятное название «Несерьезные истории» превратилось в интригующее и хлесткое: «Операция «Ы» и другие приключения Шурика».

Режиссеру также указали на некорректность эпизода, в котором закопченный голый Федя с бусами из изоляторов бегает за Шуриком по стройке: в этом усмотрели издевательство над народами Центральной Африки. Но кадры удалось отстоять.

ЕСЛИ ДОЛГО МУЧИТЬСЯ…

Съемки постоянно задерживались. Требовалось солнышко — вместо него ливень день за днем. Нужен дождь, а как назло — сухо! Вот и получилось, что выпрыгивал из окна Шурик на московской стройплощадке в Свиблово, а приземлялся в лужу битума уже в Новых Черемушках, причем в Одессе.

Эпизоды со складом снимали в Ленинграде, но декабрь 1964 года выдался теплым. На площадку специально завезли десять грузовиков снега, однако еще до начала съемок он растаял. Пришлось заменять снег ватой и нафталином. Сцену на базаре снимали на Тишинском рынке в Москве. Техника тоже подводила: несколько раз выходила из строя камера, на пленке появлялись царапины…

Премьера состоялась в середине августа 1965 года. Зрители хохотали до слез. Уже через несколько дней у кинотеатров завивались длиннющие очереди, всем хотелось посмотреть новую комедию Гайдая. Она заслонила собой даже шедшую на экранах столицы комедию «В компании Макса Линдера» и чешскую пародию на вестерн «Лимонадный Джо, или Конная опера».

Успех был невиданный: за первый год проката «Операцию «Ы»…» посмотрели 70 миллионов зрителей. Впрочем, ее с удовольствием смотрят до сих пор, хотя уже знают наизусть.

КИНОЦИТАТА

***

— Надо, Федя, надо!

***

— Налетай, торопись, покупай живопись!

***

— Если я встану, ты у меня ляжешь.

***

— Она готовится стать матерью.

— А я готовлюсь стать отцом!

***

— Профессор, конечно, лопух, но аппаратура при нем, при нем!

Татьяна ОСИПЦОВА

Ваш комментарий