Омичка – о жизни в секте: В наказание муж меня беременную бил в живот, а сына голого выставлял на мороз.

 

Надежда Булатова до последнего времени по-хорошему завидовала браку младшей сестры Вероники. У самой женщины долго не получалось родить, а у той шестеро. Да и муж ее Иван Бихнер* – спокойный, непьющий, всегда улыбчивый – казался идеальным супругом. Семья строила просторный дом в селе Аполлоновка в 100 км от Омска. Бихнеры начали свое небольшое дело по производству дверей. Есть одно «но» в этой истории: семья живет в местной общине баптистов, у которых свои законы.

ЗАБЕРИ МЕНЯ, ИНАЧЕ НАЛОЖУ НА СЕБЯ РУКИ!»

Главное правило их церкви – женщина беспрекословно подчиняется мужу. Когда родные Вероники узнали, что за этим скрывалось, пришли к выводу – семья попала в секту. А еще недавно казавшийся идеальным муж Вероники – настоящий садист, прикрывающийся законами церкви.

— Заберите меня отсюда, иначе я наложу на себя руки! – позвонила родным Вероника с дрожью в голосе.

Из Казахстана большая семья Вероники и Надежды переехала в 90-е. Сначала к жившей здесь бабушке в Солнцевке отправили младшую из сестер. Там она и познакомилась с баптистами, стала ходить к ним в церковь. Родные Вероники сильно не возражали против ее увлечения необычной церковью. Бабушка даже как-то ходила на их собрание, чтобы посмотреть. Пожилую женщину ничего не смутило: все девочки хорошие, сидят, чай пьют. Думает: ну, главное – не на улице где-нибудь бродит и ладно.

Там совсем юная 17-летняя девушка познакомилась с будущим супругом Иваном. А через несколько месяцев Вероника поставила опешивших родственников перед фактом – выходит замуж.

— По деревне уже тогда ходили слухи, что он жестокий человек, якобы даже «желтая справка» из психбольницы есть, – рассказывает нам сама Вероника. – Но у баптистов такое правило: если парень выбрал девушку и делает ей предложение, она не имеет права отказать. Пока встречались, он меня не обижал. А на следующий день после свадьбы начал «учить». Схватил за волосы и протащил через село по дороге. У меня разорвалась вся одежда. Другие члены нашей общины это видели, но никто не заступился. Такие законы. А моя родня живет в другой деревне. Я от них все скрывала – стыдно было рассказывать.

С первого дня семейной жизни постоянные и жестокие избиения Вероники вошли в правило. По словам женщины, муж бил за любой даже незначительный проступок.

— Однажды я не успела сложить юбку в шкаф, а повесила на створку. Иван молча и со всей силы стукнул головой о стену. Последнее, что помню: у меня прямо как в мультике искры из глаз посыпались, – делится запуганная женщина.

Замуж Вероника вышла в 17 лет — по законам общины у нее не было права отказаться. Фото: Личный архив
Замуж Вероника вышла в 17 лет — по законам общины у нее не было права отказаться.

ВЫВЕЗ В ЛЕС И ЗАСТАВИЛ ОТРЕЧЬСЯ ОТ РОДНЫХ

О разводе Вероника до сих пор думает с ужасом. У баптистов это считается смертным грехом, за который попадают в ад. Сейчас же адом можно назвать нынешнюю семейную жизнь женщины. За 16 лет она родила шестерых детей, сейчас беременна седьмым.

— В этой секте нельзя делать аборты. И еще много чего – стричь волосы, носить украшения. Веронике запрещалось пользоваться интернетом, у нее нет личного сотового. Но семье она не позволяла вмешиваться в свою жизнь, отрезая коротко: «Это моя жизнь, у нас так принято. Я счастлива», – рассказывает ее сестра.

Заговорила женщина только, когда муж начал угрожать убийством. Сначала просто сообщал: было бы хорошо, если бы она умерла или покончила с собой. Потом перешел к действиям.

— После очередной ссоры из-за какой-то мелочи он вывез меня в лес, — со слезами вспоминает Вероника. — Остановился и говорит: «У тебя есть два варианта – либо мы вдвоем на скорости врезаемся в дерево, либо ты отречешься от своих родственников и запретишь им приезжать к нам». Я до глубокой ночи уговаривала его сжалиться – у нас ведь дети. Стояла на коленях и молила о пощаде, а сама даже не знала, в чем провинилась. Если я это делала, он смягчался. Так случилось и в этот раз. Последний.

Женщина рассказывает о пережитом с видимым усилием, чуть слышно, с трясущимися губами, то и дело останавливаясь. Выглядит уставшей, забитой и морально уничтоженной после 16 лет борьбы за жизнь. Несмотря на все эти ужасы Вероника до сих пор считает – это она виновата во всем случившемся. Что она нерадивая жена и мать, ей ежедневно внушал не только муж, но и все в общине. Все жители их села – одна община. О том, что Иван измывается над супругой, знал каждый.

— Отчаявшись, я как-то пришла к нашему пастору, открылась ему. Он меня осудил. Сказал, зря ты сор из избы выносишь! Терпи, это твой крест. Однажды муж избивал всю ночь. Я смогла вырваться и спрятаться за сараем. Больше двух часов простояла босиком на снегу. Соседка все это видела и вроде даже посочувствовала. А наутро стыдливо отводила глаза и делала вид, что все в порядке.

ЗАСТАВИЛ ИДТИ 40 КМ ПЕШКОМ ПОСЛЕ РОДОВ

Запуганы и старшие дети Вероники. На лицах появляется ужас при одном упоминании имени отца. 13-летний Алекс нервно теребит края курточки, рассказывая о своей обыденной жизни.

— Мы уже знаем, когда у папы начинается это… ну, припадок, — объясняет мальчик. – Он белеет весь, а глаза такие злые становятся. Тогда лучше исчезнуть куда-нибудь. Мы прячемся в лес. Уходим и ждем, когда у него все пройдет. А когда не успеваем – надо хотя бы изобразить, что мы трудимся. У него шаги тяжелые становятся, когда он такой. Если слышим их за дверью, готовимся. Например, если я читал книжку, сразу прячу и берусь за веник. Он тогда не так сердится.

Дети рассказывают: отец каждый раз бьет их, пока они не описаются от боли. Только тогда оставляет в покое. Маленького Юлиана, когда ему было 8 лет, заставил стоять на морозе в одних трусиках за то, что покормил в сарае кроликов, а дверь не закрыл.

— Я однажды не выдержал и открылся нашей учительнице по математике, — рассказывает другой мальчик Дэннис. — Сказал, что дома жить просто невозможно. А пошла и рассказала все отцу. Она тоже в общине состоит. И папа нас еще сильнее наказал и запретил говорить, что происходит дома.

— По лицу он нас не бил – чтобы следов не было. Но каждую мою беременность пинал меня в живот. Удивляюсь еще, как дети полноценными рождаются, – вспоминает многодетная мать. – Часто заводится из-за какой-нибудь вымышленной причины и мог изводить меня по трое суток. Последние роды закончились серьезным осложнением. Врач настаивала, чтобы я осталась в больнице на неделю. А он приехал: «Чего развалилась, марш домой!». И я написала бумагу, что-то вроде – «если умру, врачи не виноваты» и поехала. По дороге он придумал новую придирку: «Почему не взяла трубку, когда я тебе звонил Я же тебе дал телефон». Отвечаю, что рожала в этот момент. Он: «Это не оправдание». Потом остановил машину: «Выходи. В наказание домой пойдешь пешком». Так я и пошла от Исилькуля до нашего села больше 30 км.

Перечислять все ужасы бессмысленно – затравленная женщина с детьми так существовали каждый день. Она до сих пор сомневается, что в этом было что-то неправильное. Пока с трудом открывается даже психологу. Поверила только пастору баптистов из Омска. Его специально нашли, чтобы хоть он попытался донести до женщины – она попала в секту. Вернуться обратно будет самоубийством.

— Я боюсь только, что Ивана посадят. Переживаю, что с ним что-то плохое может случиться. Он не переживет расставание со мной, — сквозь слезы завершает разговор женщина. – Да и как я теперь в село вернусь Буду теперь там изгоем из-за того, что опорочила баптистов своим рассказом.

Сейчас родные Марины общаются с органами опеки и правоохранителями. У нее самой словно парализована воля. Тем временем, ее муж уже написал заявление в полицию о похищении у него детей. Последние недели беременная Вероника с шестью детьми обитает в одном из приютов в городе.

«Комсомолка» уже обратилась за комментариями в полицию по поводу ситуации в семье Бихнер. Там в ближайшее время обещали дать ответ.

Это одно из немногих семейных фото, где дети улыбаются — на нем нет отца. Фото: Анна МИКУЛА
Это одно из немногих семейных фото, где дети улыбаются — на нем нет отца.

ЗВОНОК МУЖУ:

«У нас с Вероникой полное взаимопонимание»

Вся эта история настолько чудовищна в своих подробностях, что кажется даже невероятной. «Комсомолка» пообщалась с Иваном Бихнером, чтобы узнать, как он видит эту ситуацию.

— Ничего этого не было, — сухо, но немного испуганно отрезал мужчина. – У нас идеальная семья, с женой полное взаимопонимание.

— Почему тогда она ушла с шестью детьми и беременная седьмым

— Это ее родственники меня просто ненавидят, потому что я немец, а они русские. Они решили нас разлучить.

— Они мирились с этим 16 лет, а сейчас вдруг решились на это А жена говорит, что вы ей даже из дома не разрешали выходить.

— Да только и делала она, что ходила, справиться с ней невозможно, — проговорился собеседник.

— А сына на мороз зачем выгоняли

— Мы баптисты, у нас не принято обсуждать такие вещи. До свидания!

P.S.: Как выяснилось позже, Ивана уже отлучили от баптистской церкви за неподобающее поведение.

*Имя и фамилия изменены.

Ваш комментарий