Удар колокола…Послышалось Второй, третий — уже более отчетливо! Звонкий гул разносится в тишине, паузы между ударами сокращаются. Сомнения развиваются вместе с остатками сна…Призыв на утреннее подношение еды.

 

Раскрываешь глаза, а вокруг темнота, сразу и не понимаешь, открыл глаза или нет. На улице еще темень, хотя на часах уже 6 утра.

Выползаешь из-под трех пледов и сразу окутывает морозная утренняя свежесть. Тело ломит от твердого пола. Между вами лишь тонкий мат, а если посчастливилось, два или три. Но они не нарушают интимность между тобой и полом. Каждой клеточкой тела ощущаешь, какой же он твердый.
С тобой вокруг сразу пробуждаются соседи. Их около 10. Все спят в одной большой комнате. Те, кто более стойкий уже делает зарядку или йогу, хоть она и запрещена тут.
Глаза еще не привыкли к темноте, а в ванную идешь на ощупь.
Выходишь на улицу. И в миг остатки сна уносит утренняя свежесть и роса. Над озером плывет туман, между горами только начинает проступать серый свет -предвестник рассвета. Одной минуты и трех глубоких вздохов хватает, чтобы организм наполнился этой красотой и энергией.

Пора идти, рассекая босыми ногами росу, монахи ждут подношения еды, а мой мозг поучений и тренировок, за которыми приехал сюда.
Так начинается день в монастыре.

Закутанный в плед, улыбаешься своим коллегам тут. Понемногу становится слышна английская, испанская, немецкая и даже русская речь. Люди делятся впечатлениями, знакомятся и заваривают утренний крепкий чай. Ты хочешь ответить на радушное :»Гуд морнинг, хав а ю» но вовремя вспоминаешь о бейджике, «silent and happy»- гласит он, указываешь на него и собеседник понимающе кивает и говорит, сорри.

На столе уже разложены тарелки с рисом. Над рисом еще витает горячий пар, но через минуту он испарится. Берешь тарелку, еще усерднее закутываешься в плед и идешь в главный холл. Мальчики с одной стороны, девочки с другой, главное спросонья не перепутать.
Появляются монахи. Их шестеро. Самому старенькому уже под 100 лет. Они приветствуют нас и идут своей легкой походкой по периметру холла,собирая подношение в виде риса.
Каждому монаху нужно положить ложку риса. Главное, успеть разделить комочек в тарелке на 6 частей до того, как к тебе подойдет первый монах.
Монахи благословляют еду и мы отправляемся на завтрак. Все в тишине и смирении, но легкая конкуренция за первенство в очереди чувствуется. Ведь самого вкусного обычно немного и не всем достается. На завтрак обычно рис и к нему добавка в виде картофеля с имбирем или тонкая лапша с соевым мясом.

Тут и так все вкусное, но после долгой ночи и более 13 часов без еды, первая ложка еды кажется вкуснейшим десертом.

Вот оно-главное действие всего дня: между двух скал, поросшими деревьями и травой, вдалеке начинает рассеиваться ночная тьма и пробираются первые лучи солнца. Конечно, это не главный ритуал монастыря, но для меня — это самое красивое и интересное действо. Вместе со мной к озеру стекаются все смотрители рассвета. Невероятная картина утренней зари, тумана, озера и гор! Просто стоять в лучах утреннего солнца, закутавшись в плед и наполняться энергией грядущего дня — настоящее счастье! И этот ежедневный ритуал приносит мне огромную радость. Только тут я могу и хочу встречать рассвет и не чувствую себя при этом подавленной.

Звук колокола снова разбивает тишину. Уже 8, пора на первую медитацию. Учитель всех приветствует и рассказывает основы буддизма, рассказывает о концентрации и випассане. Ты закрываешь глаза, стараешься усвоить то, о чём говорит монах, стараешься держать всё внимание на дыхании и не уйти в сон. И это так тяжело: закрытые глаза, размеренный голос монаха, вдох-выдох, птицы просыпаются и сладко щебечут, буд-дхо, стараешься не потерять чувство тут и сейчас. Ощущаешь свою правую ногу, буд-вдох, ощущаешь свою правую коленку, дхо — выдох, левая нога, буд-вдох, левая коленка, дхо-выдох, твое тело и твой разум-разные вещи, следишь за дыханием, но в какой-то момент врезаются странные картинки, ты ведешь уже с кем-то диалоги, появляется картинка пляжа. Откуда тут пляж Ловишь эту мысль и осознаешь, что провалился в сон. Просыпаешься. Учитель в этот момент всех будит. Ложимся на пол и практикуем лежачую медитацию. Тут и того сложнее. Мысли струятся атласными лентами, выскальзывая между пальцами. Пару минут ты отчаянно борешься с надвигающейся сном, превращаешься в атлета художественной гимнастики, который ловит сотню лент вокруг себя. А после проваливаешься во что-то мягкое и сладкое, где-то между сном и реальностью.Теряешь счет времени и только голос монаха снова возвращает тебя к действительности.
Все поднимаются и двигаются в сторону сада. На очереди прогулочная медитация. Все ее любят. Идешь по тропе, наслаждаешься видами, приводишь дыхание в норму и медленно ступаешь правой ногой -вдох, левой-выдох. И такая тишина, такое спокойствие наступает. Ни одной уже мысли навязчивой не крутится.

Пора брать чай и оправиться к пруду, насладиться утренним солнышком, посмотреть на карпов, почитать. В запасе полчаса до ланча.
Ланчу традиционно предшествует подношение еды монахам. Вкусные картофель, неизменный рис, нудлы, и порой новые добавки. Это был последний прием пищи за день. Следующий раз мы будем кушать через 18 часов, ну или втихаря топтать снеки в комнате или в джунглях.

Отдохнув после еды, чая и обеденный суеты, мы отправляемся на еще одну лекцию и медитацию. В таком же формате, как и утренняя, мы проходим медитацию с 13 до 15: сначала лекция, потом прогулка (но в этот раз мы отправляемся на большой круг по джунглям, где красоты и интересности еще больше норовят отвлечь от дыхания и сосредоточения), потом медитация сидя и медитация лежа. Ложишься и уговариваешь себя: только не усни, только сосредоточься, хотя бы разок, полноценно! И уже через минуту говоришь себе: держись, уже получае….хррр — твой храп вплетается уже в хор таких же «удачно продержавшихся».

Мысли успокаиваются, дыхание становится ровным, в голове умиротворение и радость!
Стараешься не расплескать это всепоглощающее чувство гармонии, несешь его с прогулки, как хрупкий Грааль, как самое ценное из всего тебя!
Впереди почти три часа отдыха и своего времени. Один час из которых выделяется на общественные работы. Хотя работой это и язык не поворачивается назвать: ты готовишь корм карпам и кормишь их, подметаешь опавшие листья, раскладываешь подушки для медитаций, убираешь посуду. Каждый выбирает занятие по душе и мыслям. Никто не будет гонять за невыполнение. Работа тут лишь для сплоченности и медитаций.

За это время успеваешь почитать, посидеть на сочной зеленой траве, послушать разговоры испанских ребят, побродить вокруг пруда и вдоволь насладиться возможностью ничего не делать и смаковать свое полностью свободное время! Как мало на самом деле у нас в жизни свободного времени! Нет, не перерывов, не выходных, в которые тебе надо дописать, достирать, придумать, съездить, а именно времени, когда ты волен и свободен выбирать сам свое занятие без всяких «надо». Когда ты можешь 30 минут просто смотреть в небо и не будет гнать мысль, что ты бездарно лежишь, что тебе нужно что-то там еще доделать, кому-то написать. Когда ты можешь 4 часа просто читать и болтать ногой на балконе. И не мучиться мыслью, что за это время можно было что-то сделать, перебрать бумаги. Свободное время, когда все остальное, кроме собственного отдыха, запрещено — это прекрасно, без чужих хочу и своих надо!
Именно для этого едешь в такое странное для отдыха место — в монастырь! Потому как в современном мире тебе больше некуда сбежать в тишину, в недоступность для сети. Нас отовсюду одолевает шум, мысли, которые гнетут, интернет и соц.сети, лишние люди вокруг…. А тут все это нельзя! И ты со спокойной совестью уходишь в отдых: а ну раз нельзя думать, общаться в соц.сетях, работать, интенсивно общаться, то так уж и быть, буду отдыхать! Но это только потому, что нельзя ничего другого. Нам нужны весомые причины и обстоятельства для того, чтобы мы могли отдохнуть и не парить себя мыслями и совестью!

И пока ты любуешься синим-синим небом, прекрасными цветами, пчелами, снова звучит гонг! Пора утепляться и идти на вечернюю медитацию и чантинг. Солнце заходит и приходит настоящий холод, который пробирает до костей, но при этом создает какой-то уют и что-то таинственное.
Вечерние медитации — самые интересные, тут есть песни. Вернее, это даже не песни, это вибрации, что состоят из непонятных тебе слов и звуков, но такие завораживающие, что не можешь удержаться и не вторить им «Supatipanno bhagavato savaka-sangho!» Эти палийские слова пробирают все тело, как будто рентгеновский луч, проходят через кожу, достигают органов и просвечивают тебя насквозь.
Самое удивительное, что эти словосочетания, непонятные твоему мозгу, ты потом поешь целый день, сутки, во сне и во время чтения, завтрака. Ловишь себя на мысли, что они создают заслон и занимают собой полностью все мысли.

После мантр холл погружается в темноту, а мы в медитации. Наступает абсолютная тишина и темнота. Слышны цикады, шум ручья, появляются неведомые до этого звуки — ночь оживает, а твой слух становится острым, как никогда. Ночные медитации даются мне сложнее всего. Мы медитируем всего 30 минут, но они кажутся такими длинными и бесконечными. Тело начинает затекать, колени болят, спину ломит и ты постоянно отвлекаешься на свое тело. Хотя тело -это не ты, оно не должно создавать ветку для мыслей. Концентрироваться сложнее, по ночам всегда приходит много мыслей, а воображение рисует самые красочные картины. Зато я никогда не ухожу в сон, я чувствую каждую минуту, присутствие длится с каждым вдохом.

Наконец-то голос учителя раздается в тишине и выводит нас из медитации. На часах 20 вечера. Мы прощаемся с монахами. Дружными стайками идем к уголку с чаем. Но к ночи тут остается только кипяток. Каждый набирает себе кружку горячей воды и обсуждают пройденный день и впечатления. Какая же вкусная может быть просто горячая вода. Когда это единственное, что погружаешь в желудок за 17 часов, чувствуешь вкус воды!

Постепенно гаснет свет в холле, на дорожках и в домиках. Монастырь погружается в темноту и тишину. Лишь огромная луна, что вышла из-за скалы, светит на лужайку и ведет нас ко сну. Так заканчивается день в монастыре. Все засыпают!

Ваш комментарий