В одной из газет начала XX века эта женщина описывалась как исчадие ада: «Дьявол присутствовал при рождении Клары Уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». Вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением высший све

в одной из газет начала xx века эта женщина описывалась как исчадие ада: «дьявол присутствовал при рождении клары уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением

Юная Клара Уорд не была дворянкой по крови, она родилась по другую сторону океана в семье богатейшего судовладельца и лесозаготовителя, которого при жизни называли «Королём озер». Отец, похоже, одарил своё чадо непослушным характером и стремлением к свободе. Уже в достаточно зрелом возрасте из-за постоянных интрижек первый богач Мичигана развёлся со своей женой, которая родила ему семерых детей, и женился повторно. От этого-то брака и появилась Клара. Богатая наследница воспитывалась в Лондоне, и уже в 15 лет впервые стала героиней скандальной хроники. Газеты, освещая позднее её бурную жизнь, рассказывали многочисленные истории о побеге из пансиона к бедному студенту, о том, как молодая американка шокировала монахинь в другой школе и убежала из неё, спрятавшись на крыше экипажа своей матери. Даже если не верить всему, становится ясно, что и до замужества Клара начала чудить и приобрела репутацию, которую «никакая мать не пожелает своей дочери».

Однако затем начались проблемы. Давая позднее интервью газетам, Клара будет объяснять произошедшее тем, что «король Леопольд Второй, пораженный её красотой, засыпал ее комплиментами, не обращая должного внимания на других своих гостей». Тем не менее, она призналась в том, что кокетничала с монархом. Вызвав ревность королевы, Клара лишилась придворного общества. Комментируя это в прессе, опальная княгиня сетовала на строгие нравы местного общества и давала советы своим соотечественницам: «Мало кто из женщин, получивших воспитание в Америке, сможет чувствовать себя комфортно в высшем свете Европы, особенно в континентальной ее части». а совершила то, что редко удавалось заокеанским красавицам она вошла в высший свет европейской знати. Титул её мужа приравнял будущую эпатажную звезду к принцессам крови, и она была принята бельгийским королевским двором. Семейная идиллия продлилась 6 лет, за это время Клара родила двух детей.

После разрыва с королевским двором, Клара с мужем жила в Париже. Бурная атмосфера и более свободные нравы этого города пришлись ей по душе, и княгиня с головой окунулась в развлечения, которые не всегда можно было назвать светскими. Тут Клару поджидала встреча с настоящей любовью. Правда, смакуя подробности этого скандала, газеты Европы и Америки не переставали удивляться её выбору. Избранником великосветской красавицы стал цыган-скрипач венгерского происхождения Риго Янчи. Описывают его газеты тех времен очень непрезентабельно: «этот мужлан похож на обезьяну», «низкорослый, его лицо имеет следы, оставленные оспой». Кроме того, полунищий музыкант был женат. Познакомились они в дешёвом кафешантане, который на некоторое время вошел в моду у эксцентричных богачей Парижа. Описывая эту встречу, все источники рассказывают о том, как один только взгляд на скрипача, играющего между столиками для богатой публики, перевернул жизнь блистательной княгини с ног на голову.

Через десять дней после первой встречи Клара де Караман-Шиме глухой ночью сбежала со своим скрипачом, вызвав небывалый скандал по обе стороны океана. Спустя два месяца её муж подал на развод, который стал для публики настоящим развлечением. Перед зданием суда собралась такая толпа брюссельцев, что при входе началась давка. Конечно, публика сочувствовала покинутому мужу и брошенным детям. Клара не явилась на заседание, и её муж получил полную опеку над ними. Впрочем, отсутствие возможности даже увидеться с детьми, кажется, не очень огорчало женщину. В суде было вслух зачитано заявление княгини: «Мне все надоело. Я должна быть свободной. Я должна вырваться из прогнившей атмосферы современного общества. Оно не хочет видеть меня, а я не намерена видеть его, так что мы квиты».

Вся её дальнейшая жизнь была подчинена этому принципу. Любовники бежали сначала в Венгрию, на родину Риго. Там они, скорее всего, и поженились. После этого пара имела наглость вернуться в Париж. Разумеется, высший свет для опальной принцессы был закрыт навсегда. Дальнейшая жизнь Клары стала иллюстрацией того, как можно катиться по наклонной вниз. Судя по всему, большей части своего состояния она лишилась по настоянию родственников, так как в дальнейшем красавица начала карьеру артистки варьете. Она выступала в Мулен-Руж и Фолен-Берже с номерами, которые назывались «пластика поз». Своим облегающим трико телесного цвета Клара возмутила даже раскованных парижан. Во время выступлений Риго аккомпанировал жене на скрипке, «прыгая вокруг словно обезьянка шарманщика». Кроме того, она много снималась для открыток. На фотографиях этого периода перед нами предстает дородная уже женщина в странных костюмах, которые должны были шокировать приличную публику.

В свободное от работы время Клара эпатировала парижан, разъезжая по улицам на велосипеде в спортивных шароварах и куря в общественных местах. Газеты часто упоминают её, рассказывая о падении нравов и расшатывании моральных устоев. Известно, что кайзер Вильгельм Второй даже запретил ввоз в Германию открыток с фотографиями бывшей княгини, посчитав их слишком фривольными.

Эта история даже не стала трогательным рассказом о любви на всю жизнь, так как в 1904 году скандальная пара развелась. После Клара жила, предположительно, в Италии и дважды выходила замуж. О последнем муже её семья узнала только после телеграммы, в которой сообщалось о кончине непутёвой княгини. Она умерла в возрасте 43 лет от воспаления лёгких.

В Будапеште в те годы был придуман новый рецепт шоколадного пирожного, которое назвали в честь скрипача, похитившего принцессу, Риго Янчи. Его и сейчас готовят во всех венгерских кондитерских.

В одной из газет начала XX века эта женщина описывалась как исчадие ада: «Дьявол присутствовал при рождении Клары Уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». Вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением высший свет Европы, стала поводом для многолетней газетной шумихи. Она весьма успешно расшатывала устои общества, а средства массовой информации двух континентов старательно ей в этом помогали, тиражируя все подробности бурной биографии.

В одной из газет начала XX века эта женщина описывалась как исчадие ада: «Дьявол присутствовал при рождении Клары Уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». Вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением высший свет Европы, стала поводом для многолетней газетной шумихи. Она весьма успешно расшатывала устои общества, а средства массовой информации двух континентов старательно ей в этом помогали, тиражируя все подробности бурной биографии.

В одной из газет начала XX века эта женщина описывалась как исчадие ада: «Дьявол присутствовал при рождении Клары Уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». Вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением высший свет Европы, стала поводом для многолетней газетной шумихи. Она весьма успешно расшатывала устои общества, а средства массовой информации двух континентов старательно ей в этом помогали, тиражируя все подробности бурной биографии.

В одной из газет начала XX века эта женщина описывалась как исчадие ада: «Дьявол присутствовал при рождении Клары Уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». Вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением высший свет Европы, стала поводом для многолетней газетной шумихи. Она весьма успешно расшатывала устои общества, а средства массовой информации двух континентов старательно ей в этом помогали, тиражируя все подробности бурной биографии.

В одной из газет начала XX века эта женщина описывалась как исчадие ада: «Дьявол присутствовал при рождении Клары Уорд, и она старалась жить так, чтобы её благодетель ею гордился». Вся жизнь удивительной дамы, повергавшей в шок своим поведением высший свет Европы, стала поводом для многолетней газетной шумихи. Она весьма успешно расшатывала устои общества, а средства массовой информации двух континентов старательно ей в этом помогали, тиражируя все подробности бурной биографии.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.