От девочки к женщине: что тормозит нас на пути становления



Развитие человеческой психики, формирование человека — очень сложный процесс. Митрополит Антоний Сурожский говорит, что взращивать — значит относиться к человеку и поступать с ними так, как садовник относится к цветам или к растениям. Надо знать природу почвы, природу растения, надо знать условия, в которые они поставлены, климатические или другие, и только тогда можно помочь, — и это все, что можно сделать, — помочь этому растению развиться так, как ему свойственно по его собственной природе. Поэтому важно понимать, что влияет на развитие на духовном, душевном и телесном уровне.

Формирование психического, как и духовного, не происходит благодаря инстинктам, то есть биологическим программам. Например, если не начать формировать в ребенке совесть, то она может остаться неразвитой. Речь развивается, если ребенок находится в речевой среде. Точно так же и формирование женской и мужской идентификации не происходит инстинктивно, благодаря биологической программе, соответствующей полу. Поэтому существует так много расстройств идентичности. И поэтому так важно уделять много внимания образованию, причем не только непосредственно передаче знаний, но и передаче образа — образа культурного и воспитанного человека, человека, развивающегося и заинтересованного в своем развитии, человека, который формируется в соответствии со своим полом.

С чем должна встретиться девочка, чтобы пойти по пути развития женственности Что тормозит ее следование по этому пути Используя метафору митрополита Антония, что является ее почвой, ее климатом, ее природой Если это понять, то цветок вырастет, раскроется и расцветет, благоухая и украшая мир.

Поиски ответов



Когда психоаналитик Жак Лакан исследует в своих работах случай Доры, он обращает внимание на то, как молодая девушка «блуждает одна в незнакомом городе (Дрездене), останавливаясь перед понравившимися ей картинами». Перед «Сикстинской Мадонной» Рафаэля она провела два часа в безмолвном мечтательном восхищении. Дора потрясена и очарована. На вопрос, что ей так понравилось в этой картине, она не могла ответить ничего вразумительного. Наконец, она сказала: «Мадонна». Захваченность образом Мадонны, позволяет девушке сформировать Я-идеал.

Я-идеал — представление о том, какой бы я хотела быть в своем совершенном состоянии. Этот идеал влияет на мышление и поведение человека, влияет на отношение к себе. Зачем Дора ищет Я-идеал Затем, что она ищет ответ на вопрос: «Что значит быть женщиной». Отчаянное стремление Доры установить связь с образом матери-женщины, которая сможет включить ее в некую женственность, остающуюся для нее загадкой. Почему Ведь один из аспектов формирования женской позиции — идентификация с матерью. А мать Доры ответила на ее вопрос о женственности своим «психозом домохозяйки». Дора догадывается, что одержимость матери чистотой — это, по сути, стремление очиститься от такой скверны, как женственность и женская привлекательность для мужчин. Ответ этот Дору не устроил, и она продолжает искать другой. Она увлечена дружбой с женщинами. Ее интересует не просто женщины, а женщины, желанные для своих мужчин. Она хочет узнать, что значит быть интересной для мужчины, нравиться ему. Это второй важный аспект в формировании женственности после идентификации с матерью. Девочке, чтобы стать девочкой, важно увидеть в отношениях родителей ответ на вопрос: что значит быть интересной для мужчины что значит нравиться ему что это такое, это притяжение между ними

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ


"Елена пришла с запросом: «В моих отношениях с мужем чего-то не хватает». Как это часто бывает, внешне все выглядело замечательно. Хорошо налаженный быт, дети, развитием которых занимаются, но супруги как будто боялись оставаться друг с другом наедине. Жене сразу хотелось еще что-то сделать по дому, мужу — еще позаниматься с детьми. Вроде бы так прекрасно, такая редкая взаимная включенность в детей и быт. Но у Елены иногда складывалось впечатление, что в этих заботах они убегают от встречи друг с другом.



Рассказывая о родительской семье Елена вспомнила, что никогда не видела ни отца, ни мать, уделяющих какое-то внимание друг другу: влюбленные взгляды, нежные улыбки, трогательное держание за руки. Все это отсутствовало в их семье. Были суровые лица, напряженные взгляды и лаконичная речь, больше похожая на беспрерывные команды. Да, родители вынуждены были бороться за выживание, но и любви между ними не было. Когда семья начала воцерковляться, Елена, будучи подростком, впервые вошла в храм. Много было хорошего и важного: внимательный священник, воскресная школа с яркими преподавателями, совместные выезды на природу всем приходом. И, тем не менее, Елене пришлось столкнуться и с «теневой» стороной приходской жизни. Как часто ей приходилось слышать: «Твоя одежда слишком облегающая. Ты можешь кого-то соблазнить, а это большой грех». И хотя одежда ее была совершенно обычной, тем не менее, среди приходских тетушек считалось, что балахоны предпочтительней классических юбок. Так надежней защитить девушку от соблазнения кого-либо. Мама очень дружила с тетушками и во многом была от них зависима. Поэтому такие предостережения не подвергались в семье сомнению. Так Елена поняла, что ее тело греховно, и если она кому-то понравится, то надо еще понять, не грех ли это."

Вспоминаю слова митрополита Антония о том, что, не понимая законов развития человека, мы ломаем его. Ломать человека для того, чтобы сделать его подобным себе, нельзя. Владыка писал: «Какой-то духовный писатель Запада сказал: в духовной жизни человека можно привести только к нему самому, и дорога внутрь его жизни бывает иногда очень долгая».

В отношениях Елены с мужем с ее стороны не было разрешения (в первую очередь, для себя) нравиться своему мужу, быть для него желанной и любимой. Муж чувствовал это, но сам (по своим причинам) боялся того же. Осознание проблемы привело Елену к внутреннему разрешению быть желанной, нравиться, но так как ее мать тоже этого не умела, нельзя сказать, что Елене эта трансформация дается легко. В их отношениях с мужем стала появляться искра, которую и муж хочет поддерживать. Появилось желание побыть вдвоем, вместе куда-то сходить. Как выразилась женщина: «вдвоем тепло», «появляется особая, прекрасная атмосфера».

Логика маскарадности



Имея дело с вопросом формирования женской позиции, мы приходим к логике маскарадности, той, что обращает все тело женщины в некий объект для демонстрации мужскому взгляду. Если говорить именно о логике маскарадности, тогда речь идет не простом желании понравиться, а о власти над взглядом мужчины («я заставлю тебя на меня смотреть»). Под этим желанием власти можно обнаружить скрытое желание конкуренции. «Я сильнее тебя. Я покажу тебе, кто от кого зависит. Это ты во мне нуждаешься». Также это желание раскрыто в выражении: «Он пленен моей красотой» (то есть я взяла его в плен).

Тема конкуренции очень хорошо раскрыта в фильме «Табор уходит в небо». Цыганка Радда предстает перед нами властительницей, царицей мужских сердец. Вот сцена, когда Радда с другими женщинами идет по улице города и поет цыганскую песню «Яблоко» с зажигательным припевом: «Хоп, хоп, хоп». Она довольна собой, на ней яркие, цветные, развевающиеся на ветру одежды. Голову и шею украшают ожерелье из монет. Ее плечи расправлены, голова поднята вверх. Она курит мужскую трубку и песней и походкой демонстрирует, что готова к победе над мужчиной. Другие, менее красивые и яркие женщины держатся в ее тени и поддерживают ее превосходство своей готовностью следовать за ней и буквально «подпевать». В конце песни она вырывает кнут у кучера и стегает проезжающую бричку. Многие символы мужской власти в ее руках. Радде доставляет удовольствие унижать мужчин и их самоуважение. Так, она отвергает немолодого помещика-дворянина Антала Силади при всем таборе. У ее превосходства должно быть много свидетелей. Поэтому она и требует, чтобы гордый Лойко признался ей в любви, преклонив перед ней колени (что у цыган является унижением) на глазах у всего табора. Вот как это описывает Горький: «Вот она, красавица Радда, улыбается, как царица! Она любит свою волю больше меня, а я ее люблю больше своей воли, и решил я Радде поклониться в ноги, так она велела, чтоб все видели, как ее красота покорила удалого Лойко Зобара…». Такие проявления рождают у независимых мужчин агрессивные импульсы. В фильме Лойко убивает Раду и встает перед ней на колени. В жизни мужчина может начать мстить женщине, доказывая, что не желает быть «в плену» и подчиняться ее приказам.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ


"История Марины достаточно сложна и трагична. Расскажу ее кратко. Марина, будучи молодой и красивой девушкой, собираясь замуж, очень любила подчеркивать перед своим женихом то впечатление, которое она производила на мужчин. Образованная и умная, она делала это демонстративно. Например, придя в гости и собрав на себе все мужские взгляды, она вдруг говорила, что обожает игру на гитаре (при этом зная, что один из приглашенных музыкант, а ее жених не имеет никаких музыкальных талантов). И когда радостный гитарист чуть ли не поет ей серенады весь вечер, Марина наслаждается его вниманием и (как она потом поняла) глупым положением, в котором оказался ее жених. Он провел весь вечер в одиночестве, ведь на все его попытки вернуть внимание своей дамы Марина отвечала: «Подожди. Еще одна песня». И мужчина чувствует себя проигравшим.

И кто все это режиссировал Марина. На все претензии своего мужчины Марина отвечала: «А что я сделала Я просто сказала о своих предпочтениях. Что, мне уже и заговорить нельзя». И правда… говорить ведь можно. И слушать песни под гитару можно. Но вот так восхищаться весь вечер другим мужчиной, смотреть на него… «Но ведь я смотрю не на него, а всего лишь на его гитару».
Похожие истории с логикой маскарадности, игры продолжались раз за разом, пока жених Марины не пропал. Марина не могла выйти с ним на связь около полугода. Вот тогда она и пришла к психотерапевту. Пришла растерянная, с чувством утраты, до конца не понимая, что произошло и каков ее вклад в этот итог.

Она описывала себя как жертву несправедливости и предательства жестокого мужчины. Шаг за шагом, осознав свои бессознательные стратегии, Марина ужаснулась. Она и вправду не ведала, что творит. Но дело сделано. Желание мести уже двигало молодым мужчиной. Он прислал ей приглашение на свадьбу… но в качестве свидетельницы. Чем закончится эта история — пока не понятно. Разберется ли каждый ее участник в своих подлинных желаниях, сложно сказать. Не утверждаю, что молодой человек выбрал другую девушку из мести. Он мог выбрать ее из других побуждений. Мы не знаем. Что точно является здесь желанием мести, так это приглашение Марины на свадьбу в качестве свидетельницы. Свадьбу, которая должна была быть ее. «Как ты подчеркивала при всех, что я тебе не нужен, так и я подчеркну при всех, что ты мне не нужна». Понимание своей бессознательной стратегии принесло Марине облегчение и понимание, как защититься от повторения подобных проблем. (То, что мы исследуем ошибки Марины, не означает, что вторая сторона ошибок не допустила. Конфликт создают оба.)"

Иногда логика маскарадности может смещаться от ярких одежд к ярким акциям, организации ярких событий, где в центре кадра как бы случайно окажется не нужда ближнего, а мое Я. И очень важно ставить перед собой вопрос: делаю я это ради Высшей мудрости, или это желание блеснуть силой, влиянием на других людей, поконкурировать с соперниками и одержать победу В первом случае мы всегда находим дружелюбие, слаженность и достаточную мирность в организации процесса. Если же организатором оказался человек с логикой маскарадности, то на первом месте оказывается критика, ирония, насмешка, сарказм в адрес «конкурентов». «Наша задача, чтобы нас запомнили, а другую благотворительную акцию не заметили», — объяснила мне одна из организаторов подобных акций. Поэтому было много обесценивающих комментариев в адрес руководителя другой организации. Маскарадным может стать и материнство, когда ребенка и отношения с ним регулярно выставляют напоказ и есть желание стать лучшей матерью года.

Детство девочки и роль отца



Возвращаясь к теме женской конкуренции, зададимся вопросом: «Почему же женщине хочется конкурировать с мужчиной и брать его в плен своей красотой?» Потому что детство женщины полно сложностей. Одна из них: идентификация маленькой девочки распадается на две фазы — женскую и мужскую. Когда девочка видит, какое влияние имеет отец на мать, она тоже хочет быть похожей на этого героя. Итак, есть большая возможность для девочки запутаться в идентификациях. И это приводит к формированию истерии. Мы выходим на вопрос истерии как недосформированности, в нашем случае, женской идентификации. Я вроде бы женщина, но хочу побеждать как мужчина. Так, матери часто рассказывают мне, как их дочери примерно в 4-5 лет говорят: «Мама, ты у меня такая красивая. Когда я вырасту, я буду твоим мужем». И ошибочно смеяться над этим предложением или сказать: «Конечно». Важно объяснить малышке, что девочки не могут быть мужьями, а только женами, если захотят. И что вы счастливы со своим мужем и больше замуж не собираетесь. А она пусть лучше подумает, какого принца бы хотела.

Многие взрослые женщины, приходящие на сессии, вспоминают, как с ревностью относились к тому, что мама уделяет так много любви отцу. Им хотелось, чтобы все мамино внимание принадлежало только им. Такие девочки предпринимают одну хитрость. Они начинают замечать, чем помогает матери отец и просят сделать ту же работу: «Давай я вместо папы открою консервы». «Давай я как папа поднесу таз с мокрым бельем к сушилке». То есть это не проявление желание помочь матери от себя лично, это проявление желания заместить отца. И есть истории, когда отношения между родителями (по своим причинам) портятся, а мать все больше опирается на дочь как на заместителя отца. И когда такие девушки приходят к психотерапевту, мы видим следующую картину: перед нами молодая, ответственная, решительная девушка, красивая, умная, имеет хорошую должность, но не замужем. И отношений построить никак не может. Когда начинаем анализировать — в ее личности много мужских проявлений, таких, на которые мама хотела опереться, так как отец либо болел, либо его не было, либо его работа была связана с длительными командировками. И живут эти девушки очень часто с мамами и переехать не решаются, так как мамам без них тяжело.

В статье о развитии мужественности мы уже говорили о роли отца. Для девочки фигура отца также очень значима. Отношение отца к девочке как к формирующейся женщине очень важно. Унижения и оскорбления достаточно болезненно отражаются на психике девушки и приводят к тому, что многие потом называют: «я чувствую себя недоженщиной». В то же время многие дочери готовы любить слабости и недостатки своих не включенных в их воспитание отцов, желая стать для них как бы подпоркой, опорным объектом. Такая девочка, вырастая, захочет найти мужчину, которого нужно было бы непрерывно поддерживать и помогать. Ведь она хочет быть нужной для мужчины и понимает, что нужна она слабому. Быть любимой она не умеет, но умеет быть полезной. Либо, становясь зрелой, такая женщина психологически будет все еще зависима от отца и от своего желания как-то ему помочь, поддержать. Хотя в жизни, на первый взгляд, это может никак не проявляться.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ


"Алла достаточно хорошо вышла замуж и родила ребенка. Ее муж любил и заботился о ней. Когда женщина решила обратиться к психотерапевту, муж поддержал, так как до этого он был свидетелем тех сложных психологических состояний, которые беспокоили женщину. Относился к ее трудностям с принятием, но как помочь — не знал. Разобрав проблемы, беспокоившие женщину, стало понятно, что все они являются ветками одно большого древа-желания — быть совершенной и всемогущей, совершить героический поступок и стать героиней миллионов. Из-за этого она мало чему радовалась в своей жизни, из-за этого предъявляла к себе и к людям высокие требования. С отцом она общалась мало.
Каково же было ее удивление, когда она вспомнила свою детскую мечту: «Вот если бы я была самой красивой, совершенной и волшебницей, папа посмотрел бы на меня и отвлекся бы от бутылки и своих друзей». То есть ей нужно было стать совершенной и не только обратить на себя внимание отца, но и вылечить его. "

Одним из важных путей развития женственности является желание стать матерью. Это не значит, что женщина, которая не стала матерью, не является женщиной. Речь, в первую очередь, идет о сформированном и устойчивом желании. Ну и конечно, став матерью, важно ценить и учитывать роль отца. Ведь иногда женщины говорят только «моя дочь / мой сын» и не говорят «наша с мужем дочь / наш с мужем сын».


Резюмируем



Итак, что же является узловыми пунктами пути развития женственности? Первый — это идентификация с матерью, поиск в матери Я-идеала как объекта для подражания. Да, впоследствии от этого же объекта придется сепарироваться, но это будет гораздо позже. Поэтому очень важно то, принимает ли мать свою женственность. Это не значит, что мать должна быть идеальной женщиной. Это значит, что она рада своей женственности. Любит свои достижения и видит свои проблемы. Она может сказать своей дочери: «Я так люблю проводить время с отцом и с тобой. Люблю готовить для вас и рада, что научу этому тебя. Рада, что тебе это самой интересно. Ну, а то, что я курю… Это моя проблема, и я над ней работаю. В этом тебе не стоит мне подражать». Главное, не испытывать при этом чувство вины перед ребенком — иначе он решит, что имеет право вас осуждать. Если вы считаете, что вам необходимо чувствовать вину за проблему, вы можете чувствовать ее перед Богом, но не перед дочерью. Она вам не судья. Поэтому исповедью перед детьми заниматься не стоит. Речь идет об узких проблемах, где вы переживаете, что дочь может начать вам подражать.

Вторым узловым пунктом является идентификация с отцом. Если в семье нет отца, девочка может идентифицироваться с важным для матери мужчиной: дедушкой, духовником, начальником. Даже если этот человек просто упоминается уважительно в речи матери, идентификация уже возникает. Ведь есть разные виды идентификаций, например, символическая, воображаемая и т.д. Важно, чтобы девочка не застряла в этой идентификации. Поэтому не стоит поддерживать ее попытки играть роль мужчины. Но это не значит, что возможность быть сильной, выносливой, требовательной ей не нужна. Цель такой идентификации — дать возможность девочке дополнить и обогатить свою идентичность, а не заменить ее на мужскую. Важно то, как проявляется любовь, взаимность, желанность в отношениях между родителями. Это не значит, что это надо подчеркивать или как-то особым образом выставлять напоказ, особенно напоказ массам. В последнем случае это разовьет в ребенке демонстративность. Это значит, что тонкие проявления любви и желания и так проявят себя и не стоит запрещать себе любить, желать, стремиться друг ко другу, как в примере Елены.

Отношения с отцом — следующий узел. Они не должны быть унижающими для девочки, ей важно получить здесь признание своей женственности, красоты, даже если она отличается от общепринятых канонов. Помню, как ведя группу для подростков, познакомилась с девушкой 15 лет, достаточно крупной. Но она держалась с таким чувством собственного достоинства и с любовью к себе, что многие парни пытались добиться ее расположения. Она рассказала, что из-за проблем с щитовидкой всегда была полной, но ее родители, и отец в частности, всегда считали ее красивой, понимая красоту не как признак какого-то идеального состояния, а как признак эстетической привлекательности и возможности быть любимой. Когда я встретила ее случайно через несколько лет, она с улыбкой рассказала мне, что ее будущий муж, познакомившись с ней и глядя на нее с восхищением, пробормотал что-то типа: «А я и не знал, что мне нравятся крупные девушки». Об этом много говорят лакановские аналитики: «Желанный образ любимого человека не подчинен общепринятым канонам. Он подчинен тайне нашего уникального желания».

Если отец слабый, важно не делать из девочки подпорку для него. Иначе ее путем будет спасение утопающих мужчин. Необходимо различать участие в жизни отца и поглощенность проблемами отца, когда в решениях его проблем (иногда в фантазийных, как в случае Аллы) утрачивается собственная субъективность. Даже если отцу нужна помощь, то помощь — это дозированное участие. И важно давать ребенку возможность выбора.

Важным узлом женского развития является развитие желания стать матерью, которое формируется у девочки с раннего детства, когда она играет в куклы и хочет быть для них заботливой мамой.

Важно отметить, что как бы прекрасно ни шло формирование девочки, по выходу из семьи к зрелой любви она еще не готова. Она готова лишь к инфантильной влюбленности, которая может носить более или менее ответственный характер. К зрелой любви девушку готовит уже сама любовь.

Аналитики говорят о разных типах любви, раскрытие которых идет своими путями. Духовное развитие, конечно же, готовит девушку к возможности более полно раскрывать свои таланты и стремиться к зрелой любви.


© Анастасия Бондарук
Понравиласть статья? Жми лайк или расскажи своим друзьям!
29 август 0 165
Комментарии:
Мы ждем твоих комментариев, Анонимус
2017 Эхо социальных сетей.....