Или война полов — или трудный разговор.

 

Раз за разом обнаруживаю, что очень сложно написать что-то про взаимоотношения мужчин и женщин, чтобы в комментариях не возникало попыток развязать войну полов. У меня чаще получается так, что возникают женщины, которые с ходу атакуют меня лично или всех мужчин вообще. В их сообщениях я сразу же (с первого же комментария!) ощущаю враждебность, сильнейшую заряженность на конфликт, попытки унизить, вывести из равновесия, нацеленность на победу — и огромный опыт применения эмоционального насилия. Когда я, несколько лет назад, наивно вступал в разговоры с этими дамами, то быстро выходил из равновесия под выверенными и отточенными ударами. Практически все эти женщины относятся к радикальным феминисткам. Реже (почему реже — не знаю) в комментариях проявляются Настоящие Мужчины, которые почему-то уверены, что женщины управляют миром, боятся этих грозных существ, пытаются указать им место, а заодно и мне — лишая меня гордого звания Настоящего Мужчины, награждая званием «бабораб», снисходительно поплевывая с высоты своего превосходства. Эдакие «радикальные маскулисты».

Для меня проблема состоит даже не в том, ЧТО они говорят. И радикальные феминистки (как я не устаю повторять — они отличаются от других феминистических групп и идеологий), и эти «маскулисты» — все они могут говорить вполне дельные вещи, хотя в целом их идеологии ближе по своему содержанию к нацизму, расизму и подобным «красотам». Но для меня принципиально то, КАК они это говорят. За этим коктейлем из ненависти, злости и обиды очень часто лежит личная тяжелая история — и можно было бы посочувствовать, но просто невозможно. Потому что если картина мира выстроена вокруг ненависти, которая кистой обволокла личную боль, то я в ней — однозначно враг, потому что я мужчина (для радфем) или потому что отношусь к женщинам как к равным (для «маскулистов»).

Картинка мира, выстроенная на ненависти, погранична по своей сути, т.е. в ней обязательно есть два полюса, хороший и плохой. И вот эту вот идею не собираюсь поддерживать. Я готов выслушивать о том, что множество женщин сталкивалось с насилием со стороны мужчин, но выслушивать о том, какие мужчины все ужасные и плохие (ну, и я заодно) — нет. Равно я не готов поддерживать разговор ТОЛЬКО о мужском насилии или о том, как ужасно терроризируют «эти бабы» несчастных мужчин, потому что это поддерживает раскачку войны полов, расщепляя реальность на отдельные куски. В тех же «радфемовских» и «радмускулистых» группах этим и занимаются — старательным подбором фактов/теорий под себя. А потом пытаются вызвать у меня реакцию, которая подтверждала бы эти «теории» (в социальной психологии это называется «самореализующимся пророчеством», а психоаналитики говорят о «проективной идентификации»). Да и не только у меня, конечно же — основная активность людей, провоцирующих нас на ненависть, как раз направлена на постоянное подтверждение своей картины мира через провокацию нужной реакции. И, кстати, как правило, они этого добиваются — потому что навык отрабатывается.

В кабинете психотерапевта с этим можно и нужно работать — для того психотерапевту и платят, чтобы он выдерживал эти провокации и разворачивал другую грань реальности, которая выпадает из обожженного болью сознания. Но публичное пространство — не кабинет психотерапевта. И если кто-то пытается оскорбить меня, мужчин или женщин в целом, или каким-либо еще путем, используя язык ненависти, спровоцировать войну полов — то единственным выходом я вижу блокировку этих людей и остановку разговора. Переубедить невозможно — не для этого затеиваются подобные битвы — а если ввяжешься, то велика вероятность, что выдашь именно ту реакцию, которую от тебя хотят — потому что напротив вас профессионалы. Лучше не ввязывайтесь — хоть это и трудно, потому что у всех у нас есть свои болевые точки, связанные с взаимоотношениями и с насилием. Требуйте уважения — без него трудные разговоры невозможны.

Ну, и за своим языком тоже не лишне наблюдать 🙂
Автор: Илья Латыпов

Ваш комментарий