О мужской конкуренции.

 

о мужской конкуренции. интернет гудит на невероятно увлекательную тему: россиянки, которые вовсю развлекаются со страстными иностранными болельщиками. мне кажется, эта тема получила столь широкую огласку (не очень-то и заслуженную, кстати) по

Интернет гудит на невероятно увлекательную тему: россиянки, которые вовсю развлекаются со страстными иностранными болельщиками. Мне кажется, эта тема получила столь широкую огласку (не очень-то и заслуженную, кстати) по причине задетости национальных чувств, в первую очередь — российских мужчин. Внезапно в общественном сознании обнажилось очень древнее и архаичное правило: женщины племени — собственность племени. С очень давних времен женщины были добычей победителей в войнах, сексуальное насилие над женщиной врага — чуть ли не доблесть. Причем главное здесь — унизить врага, а не сам секс, он — на втором месте, а женщина — лишь средство для унижения. И вообще, женщина — средство в целом (для рождения наследников, сексуального удовлетворения и так далее). И эта примитивная архаика находит выражение в различных формах контроля за женщинами, в том числе и за их телом. С этими можно заниматься сексом, а с этими нельзя, они чужой веры/народности/внешности…

И тут некоторые женщины заявляют своими действиями, что их сексуальные переживания не укладываются в «патриотически-племенные» рамки. И что они сами распоряжаются своими телами, и они, эти тела, не являются достоянием племени. Вот здесь архаические представления и встают на дыбы, сбрасывая слабый налет современности. Если ты отвергаешь меня в пользу «соплеменника» — это еще терпимо, но если в пользу чужака…

Соответственно, если в моей психике бал правят древние табу (плюс ощущение собственной несостоятельности, поощряющее опираться на эти табу), то моё единственное действие, связанное с появлением чужаков-конкурентов — это контроль за своей собственностью: охранять построже и прогонять воров. Племя решит, с кем тебе можно сексом заниматься, а с кем нельзя. Да, это форма конкуренции между мужчинами, а женщина здесь — просто добыча. «А теперь душа-девица, на тебе хочу жениться».

Если же женщина в сознании — самостоятельная, способная выбирать личность, к тому же любящая секс, то перед мужчиной встает другой вариант конкуренции за женщину, причем — еще более древний, чем эта племенная мораль. Конкуренция, восходящая к самой примитивной биологии. Звучит она просто: будь лучше, чтобы женщина всей сутью своей потянулась к тебе, жаждала отдаться тебе. И здесь не имеют значение национальность, имеет значение только пол — и твоя витальность, твоя жажда жизни и интерес к ней. И совсем не обязательно быть жгучим мачо-латиноамериканцем или нордическим красавцем-скандинавом. Важна твоя возможность хотеть женщину, давать ей знать об этом, и при этом слышать ее ответные сигналы. СЛЫШАТЬ ОТВЕТНЫЕ СИГНАЛЫ. То есть конкуренция идет не за женщину как добычу, а за выбор самой женщины.

Есть еще масса других моментов, но все не перечислишь. Я не склонен разделять идею о том, что со всеми русскими мужчинами что-то не так. Вопрос в ценностях и в восприятии женщин. С женщиной-собственностью управляться проще, и ничего не нужно делать с собой, нужно только быть бдительным. С женщиной-личностью сложнее — она же выбирает, и никак не заставить… Разве что силой, но разве этого мы хотим

Илья Латыпов
отсюда:

Ваш комментарий