Доброго времени года, странники. Очень хочется поделиться с вами отрывком из своей автостопной повести. Надеюсь, что у меня хватит сил её закончить. И я буду счастлив, если кто-нибудь её прочтёт.

 

________________________________

…Этим летом мне предстоит застопить около двухсот машин — столько их потребуется, чтобы пересечь Россию с запада на восток и обратно. И если я вознамерюсь рассказать тебе обо всех водителях, в чьи сердца высшими силами была заронена частица всечеловеческого добра, не позволяющая им оставлять юных странников у дороги — выйдет необъятная и весьма нудная книжища, которую ты читать, конечно же, не станешь. Однако я считаю, что о самых первых добряках, впустивших меня в свои авто, нужно рассказать непременно.

К слову, по внутренней сути своей автостоп весьма похож на рыбалку. Вытянуть руку поперёк автомобильного течения — это всё равно, что закинуть удочку в течение реки. Ты — рыбак, а попутка — твоя добыча. Ожидание поклёвки порой затягивается на многие часы и оборачивается мелкой рыбёшкой-легковушкой, подвозящей рыбака на жалкий десяток километров. Везунчики же выуживают рыбу покрупнее — юркого перегонщика подержанных авто или китовую фуру, и такая рыбина везёт счастливого путешественника с утра до вечера, покрывая расстояния в сотни и тысячи километров. Однажды где-то под Биробиджаном я сел в фургончик, державший курс на Санкт-Петербург! И если бы я согласился на столь дальнюю поездку, то стал бы рекордсменом мира — ведь с того самого дня, как Майбах изобрёл первый автомобиль, ни один автостопщик в мире не ездил на попутке так далеко! Однако в тот раз я проехал всего три сотни километров, после чего отпустил пойманного водителя обратно в его тихую забайкальскую реку, а сам свернул с трассы в сторону Благовещенска, где меня ожидали чудеснейшие сюрпризы…

Истинные мастера автостопа никогда не останутся без добычи. А новички могут часами одиноко брести вдоль лееров, проклиная свою судьбу, или торчать на склоне холма день-деньской, ни на шаг не приближаясь к огонькам цивилизации, — потому как не знают они, что успех в ловле автомобиля, как и в рыбалке, зависит от выбора места и времени суток. Да и много ещё от чего зависит. Мои познания в науке автостопа помогли мне выудить машинку из автомобильного потока спустя всего пару минут. И дело тут не только в фортуне — единственной моей спутнице, но и в соблюдении неисчислимых премудростей автостопа.

Друг мой, по пути я обучу тебя всем своим хитростям. А сейчас — бежим к первой нашей машине! Она съехала на обочину, чтобы взять одинокого путника на борт. Это потрёпанная беспокойной разъездной жизнью, битая-перебитая девятка с таким же потрёпанным пареньком за рулём. Он смеётся, когда я прошу его подбросить меня в направлении Владивостока. Мальчишка работает в соседнем городке на элеваторе, взмешивающем пшеницу, собранную с геометрически правильных ставропольских полей. Я проеду с ним всего около сорока километров — ничтожно малый, но такой важный отрезок моего двухнедельного марш-броска на край света. Мы знакомимся. Он рассказывает мне о своей работе и вдохновенно описывает вид на Ставрополь, что открывается с крыши сорокаметровой зерносушилки, этого грандиозного каменного монумента, воздвигнутого в честь нелёгкой жизни южных хлеборобов. Говорит, что никогда его глаза не видели ничего прекраснее. Три раза в день он поднимается на самый верх, чтобы покурить.

Как длинная шестнадцатиглавая повесть складывается из тысяч предложений, так и мой путь сложится из множества вот таких кратких поездочек с занимательными людьми, поневоле обнажающими передо мной обыденную суть простой человеческой жизни. Как писатель, нашедший силы сказать первое слово своей повести — уже видит её финал, так и странник, обретя на дороге первого истинного друга, проносится мыслью везде, где только может проехать автомобиль. Потому я выхожу из машины спустя всего полчаса и понимаю: моё странствие окончено, позади все распутья, перевалы и тёщины языки; я уже там, где белокаменные мосты держат острова на привязи, стою на краю обрыва и вглядываюсь в тихоокеанскую дымку, пытаясь разглядеть огни корейских берегов.

Поймай попутную машину, преодолей на ней свои первые сорок километров, и ты увидишь, как мал земной шар, и ты поймёшь, как легкодоступны любые его пределы. Ты можешь обогнуть его — тебе потребуется всего-навсего тысяча таких поклёвок. А всем маловерам я скажу: вот, смотрите — «Нива» съезжает с дороги, вот приветливый попутчик в ней. Не пройдёт и получаса, как я миную Светлоградскую развязку!..

________________________

Тёплых трасс, бродяги!)

Ваш комментарий