Мы — жертва чумы двадцатого века; но, в данном случае, это не Черная Смерть, а Серая Жизнь.

 

Мы - жертва чумы двадцатого века; но, в данном случае, это не Черная Смерть, а Серая Жизнь. Олдос Хаксли,

Олдос Хаксли, «Остров»

Источник

Ваш комментарий